Подворье Патриарха Московского и всея Руси

храмов Андроникова монастыря

города Москвы

Официальный сайт

История / Реставрация Спасского собора


Как удалось сохранить комплекс Спасо-Андроникова монастыря в годы гонений

 

Спасский собор, древнейший храм Москвы, сердце Спасо-Андроникова монастыря, оказался под угрозой уничтожения в 1930-е гг. Но специалистам архитекторам удалось доказать уникальность и спасти от разрушения белокаменный собор 15 века. Об истории обители рассказывает диакон Дмитрий Клыков, клирик храма Воскресения Христова в Кадашах, научный сотрудник Музея имени Андрея Рублева.

 

На территории Спасо-Андроникова монастыря после его закрытия в 1918 г. краткое время располагался концентрационный лагерь, а затем – детский приемник для беспризорников, прекративший существование в 1928 г. После этого во всех монастырских помещениях поселились рабочие завода «Серп и Молот». Исключением стал Спасский собор, потому что он был холодным, и там невозможно было жить.

Рассказывают, что из всех окон торчали печки-буржуйки, трубы, стены были покрыты копотью и грязью. На территории монастыря располагалось кладбище, но люди, которые здесь жили, не хотели жить на кладбище, рядом с могилами умерших, поэтому оно было уничтожено в 1928-1929 гг. По всей территории монастыря прошли бульдозеры, сломали надгробия и памятники, оставив нетронутыми сами могилы. Монастырские стены также частично сломали, а надгробия и камни в больших количествах свалили под откос к железной дороге. Впоследствии их, по-видимому, расхитили на строительный материал.

Разместившиеся в стенах монастыря жители просили о том, чтобы сломали и Спасский собор, а вместо него построили спортивные сооружения. Власти уже были готовы пойти на то, чтобы снести храм, но в его защиту выступили специалисты по культуре и зодчеству. Среди них были Петр Дмитриевич Барановский, Игорь Эммануилович Грабарь, Николай Николаевич Воронин, Петр Николаевич Максимов.

К тому времени храм имел другой облик, нежели теперь, он был перестроен и существовал в виде архитектурного объекта 19 века. К собору были пристроены два придела и паперть, а также была сделана скатная кровля, выглядевшая как обычная крыша, так что не было видно, что под ней скрыт древний храм. Но архитекторы знали, что это один из древнейших соборов, и осознавали его уникальность и ценность для духовной культуры Москвы.

Как описывает в своей истории Петр Дмитриевич Барановский, когда он посетил обитель в мае 1947 г., на территории монастыря рыли траншею. В этой траншее он нашел остатки древнего надгробия, с которого сделал кальку и смог прочитать имя «Рублев» и отдельные фрагменты букв и фрагменты слов, хотя цельного текста не было. Но П. Д. Барановский реконструировал текст, из которого следовало, что Андрей Рублев скончался на память Игнатия Богоносца. С этим открытием он выступил на Объединенном заседании Академии художеств и Академии архитектуры в мае 1947 года. Это вызвало сенсацию. Выступление П. Д. Барановского совпало с годом празднования 800-летия Москвы. В результате, 10 декабря 1947 г. Председатель Совета министров СССР, которым тогда был Иосиф Сталин, подписал указ о создании музея-заповедника имени Андрея Рублева. Тогда музей-заповедник располагался только в Спасском соборе.

Современные специалисты считают, что это была мистификация, на которую П. Д. Барановский сознательно пошел, чтобы сохранить святое место. Действительно, и сейчас, и особенно в советское время человек мог прийти в Спасо-Андроников монастырь и соприкоснуться с древней культурой, которая подразумевает под собой, конечно, церковную культуру, увидеть иконы и услышать здесь слово о Боге. В это место приезжали из-за рубежа многие известные люди, например, митрополит Антоний Сурожский (Блум), архиепископ Василий (Кривошеин) из Бельгии, знаменитый иконописец и богослов Леонид Александрович Успенский и многие другие.

 

Труды первого директора

Несмотря на то, что музей открылся, он существовал только в Спасском соборе, тогда как во всех остальных строениях продолжали жить рабочие. У музея два года не было директора. Его никто не решался возглавить, поскольку в музее планировалось собрать иконы, а в стране до войны преследовали за религиозную пропаганду.

Первым директором музея им. Андрея Рублева в 1949 г. стал Давид Ильич Арсенишвили. Истинный бессребреник, он жил в этом храме. Рассказывают, что у него была кушетка, он ее ставил ночью, утром убирал в зале экспозиции. Первые выставки были сделаны в приделах собора и первоначально состояли из фотографий, потому что на тот момент не было никаких икон и материальных ресурсов.

Давид Ильич Арсенишвили в Грузии основал несколько музеев, в том числе Литературный музей и Театральный музей Грузии. Он состоял в переписке и в общении с патриархом Каллистратом (Цинцадзе), и спасал из закрытых храмов церковные книги, иконы и документы.

Д. И. Арсенишвили во время войны стал заведующим сектором общественной организации по охране памятников Грузии. В 1945-1946 гг., когда в Тбилиси производились зачистки территорий под новое строительство, другими словами – разрушение древних зданий, он закрылся в самом древнем храме города Тбилиси, в храме Анчисхати (VI век), и сказал, что этот храм станет его могилой, но он отсюда не уйдет.

Храм Анчисхати не снесли, но советское правительство и партийные органы стали преследовать Д. И. Арсенишвили. Ему пришлось бежать из Грузии в Москву, где у него были друзья. Среди них был кинорежиссер Михаил Чиаурели, лауреат пяти Сталинских премий, который снял фильм «Падение Берлина» и имел доступ к И. В. Сталину.

Так Д. И. Арсенишвили спас самый древний храм в Тбилиси и сохранил самый древний храм в Москве. Это несомненное избранничество. Памятную доску Давида Ильича Арсенишвили можно видеть при входе в монастырь.

 

Реставрационные работы в Спасо-Андрониковом монастыре в 1959-1960 гг.

Реставрационные работы, которые проводились в 1959-1960 годах – это второй важный момент в современной истории монастыря.

Проведения реставрации удалось добиться благодаря усилиям писателя Ильи Григорьевича Эренбурга, который был заместителем председателя Советского Комитета защиты мира и имел связи с международными организациями, в том числе с ЮНЕСКО. К И. Г. Эренбургу обратились несколько человек из интеллигенции, включая Дмитрия Сергеевича Лихачева, с тем, что наступает 1960 год – год празднования 600-летия Андроникова монастыря и Андрея Рублева. Они просили, чтобы всемирные организации объявили этот год годом Андрея Рублева. И это произошло.

 

 

Когда на Западе объявили о том, что Международный год будет годом празднования великого русского художника, иконописца Андрея Рублева, советское правительство оказалось перед выбором: либо согласиться на проведение года Андрея Рублева, либо отказаться, увидев в этом происки зарубежных идеологов.

Но в одном из произведений В. И. Ленина указывается список деятелей культуры, которых принимала Советская власть, где упомянут Андрей Рублев. Если «великий вождь» коммунистического движения упомянул Андрея Рублева, против него нельзя было выступить, поэтому власти приняли соответствующее решение и выделили большие деньги на реконструкцию Спасо-Андроникова монастыря.

За год все было приведено в идеальный порядок. Все были выселены, переселены, дорожки сделаны, пристройки к Спасскому собору разобраны. Выщербленные камни, которые можно видеть внизу у собора – это старые стены, выше была положена новая облицовка. Стены внутри собора старые.

Реставрацию проводила целая группа архитекторов, которыми руководил архитектор Лев Артурович Давид. Они опирались не на чертежи, а на рисунки итальянского художника XVIII века Франческо Кампорези, а также на более ранние рисунки из рукописного жития прп. Сергия Радонежского конца 16 века. Есть некоторая критика размера барабана и купола, но это спорный вопрос.

 

 

Сегодня Спасский собор выглядит идеально и поражает своей особенной устремленностью вверх, к небу.

 

 

  

Беседу вела Анна Соколова.

В подготовке публикации принимали участие Наталья Малышева, Анастасия Син.


To Top